«Я не работаю в театре, я в нем служу»

Событие, которого так долго ждали поклонники таланта Анатолия Вертия, наконец-то свершилось! Ведущему мастеру сцены Академического музыкально-драматического театра им. Леси Украинки г. Каменского Указом Президента Украины присвоено звание заслуженного артиста.

В роли Шарманщика (Привет вам нами из Одессы)В роли Шарманщика («Привет вам нами из Одессы»)

С любимцем публики мы беседовали в его гримерке. Первым делом, поздравив Анатолия Ивановича с долгожданным и значимым событием, задаю вопрос:

– Присвоение давно заслуженного звания «заслуженный артист» (простите за тавтологию) изменило что-либо в Вашей жизни?

– Как Вам сказать… Если учесть, что я ждал этого момента (с тех пор, как меня впервые представили к этому званию) лет двадцать, то да. Но с другой стороны – славы оно точно мне не добавило, в городе меня и без того знают, так как, помимо театра, часто исполняю роль ведущего разнообразных мероприятий, праздников и тому подобное. Как-то один человек полушутя сказал, что я этого звания достоин уже только за свой более чем тридцатилетний «стаж» бессменного Деда Мороза. Что же касается моего внутреннего состояния, то звание на нем никак не отразилось. Правда, когда я только узнал об этой, что там говорить, приятной новости, то не скрою, на глазах невольно выступили слезы. Хоть по натуре я не сентиментален. Примечательно, что все, кто меня поздравлял, начинали со слов: «Наконец-то!» Ну, а главное, что теперь не нужно пожимать плечами и разводить руками в ответ на бестактные вопросы типа: «Как, ты все еще не заслуженный?»

– Будучи универсальным актером, которому подвластны и комедия, и драма, и музыкальные спектакли (так как Вы еще и поющий артист), несколько лет назад в одном из интервью, помнится, Вы говорили о своем желании играть больше драматических, глубоких ролей. Сбылось ли Ваше желание?

– Отчасти – да. Этапной в этом плане для меня стала трагическая роль царя Креонта в «Антигоне». Когда меня только назначили на эту роль, я был в шоке – думаю, ну какой из меня царь? Хотя внутренне я был готов к таким ролям. Еще во время учебы в Днепропетровском театральном училище, когда я сыграл Миколу Задорожного в дипломном отрывке из «Украденного счастья» Франко, мне дали прозвище «трагик». После Креонта был Человек театра в спектакле по Г.Горину «Забыть Герострата!» Казалось бы, роль не главная, но она – ключевая для понимания пьесы. В этом же ряду стоят роли Панаса Мусташенко в драме «Закон» Винниченко, Маргаритова в спектакле «Поздняя любовь» Островского, за исполнение которых я стал лауреатом регионального театрального конкурса «Сичеславна» (как, кстати, и за роль Креонта). Ну и, конечно, Призрак отца Гамлета в шекспировской трагедии.

В роли купца Микича (Ханума)В роли купца Микича («Ханума»)

– Наверное, не стоит спрашивать о том, сколько всего ролей сыграно Вами за 35 лет на сцене. Но самая первая роль, как первая любовь, не забывается? Расскажите о ней.

– Что касается количества ролей, то это где-то около двух сотен. Самыми первыми были роли еще в школьном драматическом кружке. Честно говоря, сейчас я их уже не помню. Потом, в училище – уже упомянутая выше роль Миколы Задорожного в «Украденном счастье», дипломная работа – Голохвастов в комедии «За двумя зайцами»… Кстати, у нас в театре сейчас как раз идут репетиции этой знаменитой пьесы Старицкого, где я буду играть Прокопа Свиридовича Сирко – отца Прони.

– Имея за плечами такой огромный опыт, волнуетесь ли Вы перед выходом на сцену?

– Если я скажу, что не волнуюсь совсем, это будет неправдой. Конечно, волнуюсь, но не в такой степени, как в начале своего пути. Но когда, например, не так давно мне пришлось вводиться на роль Оргона в комедии Мольера «Тартюф», довелось поволноваться. Следует сказать, что это было чуть ли не впервые в моей жизни, ведь во многих спектаклях я играл и играю без дублера, то есть без замены во втором составе. А тут надо было заменить уволившегося коллегу. Роль комедийная, и я сначала думал, что справлюсь с ней без особого труда. Но оказалось все не так просто… Словом, «мандраж» испытал изрядный.

В роли Яичницы (Женитьба)В роли Яичницы («Женитьба»)

– Вопрос, возможно, неделикатный: в актерской среде нередко бытуют такие вещи, как творческая ревность, зависть. Знакомы ли Вам эти чувства?

– И да, и нет. Завидовать – не завидовал, но иногда проскальзывала мысль: а я вот эту роль сыграл бы… нет, не лучше – по-другому. Однако я стараюсь никогда никого не судить свысока. В том-то и состоит актерская индивидуальность, что каждый видит тот или иной образ по-своему. И высшая степень похвалы – когда тебя в какой-то роли не узнают даже коллеги. Гораздо чаще возникают другие мысли: смотришь какой-то спектакль или фильм, и думаешь: ну и что, для чего это все? Как говорится, ни уму, ни сердцу.

– Говорят, для актера нет нелюбимых героев или спектаклей, каждый чем-то дорог и памятен. Хотелось бы Вам «возродить» какой-то спектакль из тех, которые сегодня уже не идут в театре?

 – Дайте подумать…Был у нас такой спектакль по пьесе французского автора «Генералы в юбках». Вот я бы его вернул. А с другой стороны, не зря говорят, в одну реку дважды не войдешь. Хотя у нас есть и спектакли-«долгожители», и такие, которые возвращались на сцену после перерыва. Гораздо чаще приходится слышать другой вопрос: а кого бы Вы хотели сыграть? Но я не из тех, кто годами ждет «своей» роли. По-моему, актер должен уметь играть все, и лично для меня даже интереснее не знать, чей образ придется воплощать на сцене в следующем спектакле. Я ведь не работаю в театре, я в нем служу, а служба – это означает выполнять то, что тебе поручают.

– Ваша старшая дочь Светлана тоже стала актрисой, Вы не раз с ней вместе играли на сцене театра. А у младшей, Риты, тоже Ваши гены?

– Как отец, я могу быть необъективен. Но сегодня я был на первом звонке в школе, где Рита учится уже в десятом классе и где ее избрали «президентом школы» (беседа происходила 1 сентября – прим. ред.). И знаете, будь я совсем посторонним человеком, то не смог бы не отметить в ней актерские задатки. Неудивительно, что дочь мечтает о театральном институте. Хотя, признаюсь откровенно, мне не хотелось бы. Но отговаривать не буду. Каждый имеет право на свой выбор.

В роли Аргона (Тартюф)В роли Аргона («Тартюф»)

– Напоследок – снова каверзный вопрос: хотя история и не знает сослагательного наклонения, но не жалеете Вы, что в свое время отказались от заманчивого предложения переехать в столицу?

– Нисколько. У меня всегда на первом месте была семья, а переезд на новое место означал бы – все начинать с нуля, бытовые неурядицы и так далее. Хотя и театр для меня значит очень много. Если несколько дней не выхожу на сцену – уже чего-то не хватает, какой-то подпитки. Выходя на сцену, забываешь обо всех болячках. Однажды я отыграл спектакль с ногой, на которой были порваны связки, а после окончания за кулисами снова не мог на нее наступить… Не буду клясться и в любви к своему театру, но я здесь служу тридцать пять лет, и этим все сказано.

– Спасибо за беседу, и от имени многочисленных почитателей Вашего таланта, которые ходят в театр «на Вертия», желаю Вам новых интересных ролей, такого же неиссякаемого оптимизма и энергии. Еще раз поздравляем!

– В свою очередь, пользуясь случаем, хочу искренне поблагодарить всех, кто поздравил меня с присвоением звания.

В материале использованы:
фотографии Днепродзержинского академического музыкально-драматического театра им. Лесі Українки
и авторская статья Светланы Лунёвой, опубликованная в газете «Знамя Дзержинки»