Анатолий Хостикоев – в Каменском

Интервью со столичной «звездой» – артистом Анатолием Хостикоевым.

Хостикоев Анатолий в Каменском

Вечерний спектакль 6 марта этого года в ДК «Химик» был отмечен полным аншлагом. Более дорогих мест поближе к сцене, на которые могут пересесть те, кто купили билеты на более дешевые, дальние, не было вовсе, так как антреприза разноплановостью отзывов в Интернете уже сама по себе «разогрела» интерес. Да еще и два громких имени артистов, солирующих в постановке, прибавили желания увидеть воочию «один из самых эпатажных спектаклей профессиональной украинской сцены», как охарактеризовали СМИ философскую комедию «Он – моя сестра».

Итак, томясь около ресепшена с «черного хода», в надежде на интервью с кем-либо из столичных звезд дуэта Хостикоев-Горянский, замечаю, как высокий, мощного, спортивного телосложения мужчина в летах устало открывает дверь с улицы. Входит внутрь, заметно хромая и бережно держа в руке ярко-алую розу. Вглядываюсь в черты лица – Анатолий Хостикоев. Анатолий Георгиевич, увидев у меня в руках профессиональную фотокамеру, приветливо улыбается – и сразу становится ясно, что этот человек, сам Профессионал с большой буквы, ценит не только свой, но и чужой труд. Словом, напрашиваться в артистическую гримерку не пришлось – меня радушно пригласили, и я бесцеремонно «приватизировала» у артиста все оставшееся до начала спектакля время.

– Этот цветок?..

– Да, подарок. Живет в вашем городе удивительная девушка, просто огорошившая меня своим вопросом. Обычно зрители, поклонники расспрашивают о работе, о творческих планах, делятся своими впечатлениями о ролях, а тут – ее вопрос: «Как Вы думаете, что на первом месте у человека – мечта или быт? Мне все вокруг говорят, чтоб опустилась на землю, жила, как все...». Не знаю, сколько времени она ждала меня у служебного хода снаружи, чтобы задать этот вопрос, но явно больше часа – вся синяя от холода. И видно, что для нее ответ действительно важен, важна моральная поддержка, что она правильно сопротивляется обыденности и не дает погасить в себе этот свет искренности и даже в чем-то детской наивности. К сожалению, в наш безумный и корыстный век таких вот тургеневских девушек, как Ваша юная землячка Люба, практически не осталось. Но они – самая большая сила в этом мире, потому что именно они не дают нашим душам скатиться к примитивному существованию, поддерживают в нас духовность и стремление к ценностям, более значимым и вечным, чем материальный достаток, карьера и тому подобное. Конечно же, я пригласил ее на сегодняшний спектакль. И играть буду так, будто экзамен сдаю, – под взглядом этих чистых глаз просто нельзя сфальшивить…

– Эмоциональный и жанровый диапазон Ваших ролей очень велик, от Воланда в сценической постановке «Мастера и Маргариты» и султана Сулеймана в сериале «Роксолана» до ролей комедийных, таких, к примеру, как дьяк в «Рождественских вечерах». И наверняка, довольно часто приходится «переключаться» с кардинально противоположных ролей. Как Вам это удается?

– Был такой период в моей жизни, когда я, уже будучи народным артистом, лауреатом государственной премии, утром играл в детской сказке «Буратино» Лису Алису, а вечером выходил на сцену в образе Воланда. И должен Вам сказать, что это – большое актерское счастье, когда есть возможность играть такие полярные роли. Потому что, если играть только в одном амплуа, то всегда есть риск зациклиться, примерить на себя образ. А этого делать нельзя ни в коем случае, нужно четко разграничивать реальную жизнь и свой сценический образ.

– Но ведь на сцене или на киноэкране Вы не играете, Вы – живете, Вы на самом деле чувствуете и думаете, как Ваш персонаж, и это очевидно. За счет чего тогда Вам удается так перевоплощаться?

– Тайне перевоплощения изначально нельзя научить – способность менять свою сущность, свое «я» – либо есть, либо ее нет. Иногда ее называют талантом. А вот научиться пользоваться этой врожденной способностью можно, и это – уже мастерство.

Я родился и вырос в семье врачей, у нас в роду не было никого, кто имел бы отношение к искусству. И вот в выпускном классе школы нас классом повели в театр им.И.Франко (я – коренной киевлянин). Так я весь спектакль валял дурака, чтобы привлечь внимание одноклассниц – кривлялся, передразнивал то, что происходило на сцене, фактически – мешал актерам работать. Прошло время, и я оказался с другой стороны, получил возможность со сцены увидеть, каково это, когда в зале сидит такой вот оболтус. Поэтому если у меня во время спектакля в зале возникает какой-то шум, я на него не реагирую – вдруг там сейчас тоже сидит паренек, который вскоре станет актером… Все действительно зависит от того, в каком свете ты видишь себя и как ты относишься к своей работе. Недаром умный человек сказал: любите не себя в искусстве, а искусство в себе (слова К.Станиславского – прим. авт.). Сегодняшний спектакль – образно как раз об этом. О том, как человек может раскрыть в себе грани, о которых он и сам не подозревал. О том, что общечеловеческие ценности не имеют «окраски» и что они всегда сильнее стереотипов и шаблонов – если только человек не разучился чувствовать и понимать.

– Да, постановку «Он – моя сестра» в СМИ чаще всего обозначают как спектакль о человеческих стереотипах и о жизненных ситуациях, которые их ломают…

– Спектакль и был задуман таким – на грани фола. Чтобы зритель отчасти был шокирован несвойственной для «большой сцены» манерой игры. Чтобы все называлось своими именами, без нарочитой скромности и ханжества. Только так, по замыслу режиссера и по нашему, актерскому убеждению, и можно разрушить стереотипы – уже зрительские, касательно вопросов пола, гомосексуализма и так далее. Потому что на самом деле спектакль не о гее и его соседе-полицейском, на дух не переносившем лиц нетрадиционной ориентации. Он – о том, что в любом теле, при любых взглядах на вопросы пола человек может оставаться Человеком.

– В этом спектакле Вы танцуете танго. Еще в одной из своих ролей Вы танцуете сиртаки. Но ведь полностью Вы так и не восстановили ногу после травмы и лечения?

– Как видите, восстановил настолько, чтобы вернуться на сцену, хотя врачи пророчили мне остаток жизни провести, прикованным к инвалидному креслу. Я думаю, что встать на ноги мне помогло не столько чудо и моя сила воли, сколько вера моей жены в меня (супруга А.Хостикоева – актриса Наталья Сумская, прим. авт.). После трех премьерных спектаклей «Грека Зорбо» я на восемь месяцев оказался прикованным к больничной койке, масса операций на ноге – и нулевой результат, я практически уже готов был попрощаться с профессией. Но Наташа, устав наблюдать тщетные попытки врачей поднять меня, в психологическом плане просто взяла меня за шкирку и сказала, как отрезала: «Хостик, на карачках, но ты должен танцевать сиртаки!» И все сразу встало на свои места – и силы появились победить болезнь, и организм на поправку пошел. Так что сегодня я танцую и сиртаки на стаканах, и танго, – и абсолютно точно знаю, что вера, настоящая, глубокая вера всегда способна творить чудеса.

– В числе Ваших ролей как раз есть те, что напрямую связаны с верой. И религией. Тот же Воланд, затем – правоверный мусульманин-правитель Османской империи, дальше – гоголевский православный дьяк. И в каждом образе Вы убедительны. Что для Вас, как для актера и для человека, означают эти два понятия?

– Я считаю, что вера присутствует в каждом человеке. Только, может такое быть, что человек не всегда понимает до конца, во что он верит. Кто-то – в Бога, кто-то – в силу природы, кто-то – в предначертанность событий, в судьбу. Но, наверное, любая такая вера, по сути, лишь необходимая человеку поддержка самого себя при принятии им решений. Я верю в разум. То есть, я верю в того же Бога, только без ритуального фанатизма. Я знаю, что какая-то такая сила есть, у которой есть право и возможность вносить коррективы в наши жизни. Но знаю и то, что без внутреннего согласия человека эта сила ничего с ним делать не станет. Наверное, это и есть утверждение многих религий, что Бог присутствует в каждом из нас… Исходя из этого убеждения я и живу, и играю – так, чтобы Бог внутри меня не стыдился ни моих мыслей, ни моих поступков, ни моей работы.

Анатолий Георгиевич Хостикоев – украинский актёр театра и кино. Родился 15 февраля 1953 года в Киеве. В 1990 – Народный артист УССР. В 2003 – кавалер ордена «За заслуги» III степени. Лауреат Национальной премии имени Тараса Шевченко.